Российское монастырское пиво

Термин »Монастырское пиво» давно широко разрекламирован маркетологами и не беспочвенно. Как же дела обстояли в России, было ли там своё российское монастырское пиво?

Я недавно обнаружил замечательный экскурс в историю написанный писателем и большим любителем пива Александром Петроченковым. Статья перепечатывается практически без сокращений.

»Принято считать, что монастырское пивоварение свойственно Центральной и Западной Европе, где монахи с самых давних пор в периоды постов в рационе питания получали до пяти литров пива в день. В 1662 году монахи попросили у Папы римского благословить свое пиво и папа изрек: Liquidum non frangit ieiunium (жидкость не нарушает поста). Поэтому традиционно лучшие пивоварни Европы находились именно в монастырях.

От IsraBeer: Другая причина возникновения монастырского пивоварения в том, что монахи были немногими грамотными людьми в те времена. Они и стали записывать и анализировать весь процесс варки. Это и помогло им постоянно улучшать своё пиво и добиваться выдающихся результатов.

 А это, о пиве во время поста.

На Руси монахи тоже веками варили пиво, хотя сейчас об этом принято забывать. Известно, что в Москве крупная пивоварня была на территории Кремля в Чудовом монастыре. Но едва ли не лучшая русская пивоварня располагалась в Троице-Сергиевом монастыре, который в 1744 году получил титул лавры. Российским монахам-пивоварам не надо было обращаться за разрешением варить пиво, подобно европейским монахам, испрашивавшим разрешения в Ватикане, ведь пиво варили в самом крупном православном монастыре, который по сей день остается святыней РПЦ.

Троице-Сергиев монастырь — крупнейший православный мужской монастырь России, расположенный в центре города Сергиев Посад Московской области, был основан в 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В 1550-х годах монастырь был обнесён белокаменной стеной длиной 1284 метра с 12 башнями. В монастыре был крещён Иван Грозный.

В Смутное время, выдержав 16-месячную осаду польско-литовских войск под предводительством Сапеги и А. Лисовского, монастырь стал одним из оплотов Второго ополчения Минина и Пожарского. В 1682 году, во время Стрелецкого бунта, монастырь послужил убежищем для царевны Софьи Алексеевны, царевичей Ивана и Петра. В 1689 году в монастыре укрывался спасшийся бегством из Москвы Пётр I.

В XVIII—XIX веках Троице-Сергиева Лавра была одним из богатейших монастырей России, входила в число самых крупных землевладельцев (в 1763 году, в преддверии крупной конфискации церковных земель, Лавре принадлежало более 100 тысяч душ крестьян). Активная торговля (зерновыми, солью, предметами быта) способствовала приумножению богатств монастыря; его финансовое положение в XVII—XVIII вв. отличалось большой прочностью. Велики были пожертвования в пользу русской армии: в 1812-м году — около 70 тысяч рублей.

Очевидно, пивоварение тоже было прибыльной и важной частью хозяйственной деятельности монастыря. В настоящее время в западной стене Троице-Сергиева монастыря одна из башен носит название Пивной. Вот как описывает источник Пивной двор, примыкавший к западной стене монастыря рядом с Пивной башней:

»На западной стороне монастыря, под стеной его находились в XVII веке два двора – бочаренный и солодовенный, которые называли Пивным двором. Пивоварение в XVII веке производилось в самом монастыре, в Пивной, или Погребной, башне, а дворы, находившиеся за башней, принадлежали к пивоварению.

В описи монастыря 1641 года читается: »за монастырем против погреба монастырской бочаренной двор, делают на монастырь всякое бочаренное дело, да на том же дворе келья, а в ней живет квасной старец, да монастырских же четыре житницы с монастырским хлебом, с солодом и с мукою овсяною. Да подле бочаренново двора монастырской сад, огорожен тыном, а в нем яблони. Да подле саду монастырской солодовенной двор, а в нем келья, да два овина, да анбар солодяной, а на дворе живет старец» (иногда и опись, соединяя оба двора в один двор, называет Пивным двором).

В Пивной башне были ворота из монастыря на бочаренно-солодовенный, или Пивной, двор. У двора были пруд (может быть, тот, который и до сих пор есть тут) и колодезь. Для делания солода нужна была мельница, и она находилась за Стрелецкой слободой, что есть теперешняя Ильинская слобода: »…да за Стрелецкою слободою ветряная мельница, мелет солод».

Во второй половине ХVIII века находились на бочаренно-солодовенном дворе XVII века вынесенные из монастыря пивоварня и квасоварня. В описи лавры 1768 года читается: »за лаврою поблизости две каменные пивоварня и квасоварня, из коих одна мерою в длину семнадцать сажен с половиною, поперег шесть с половиною, в ней пять палаток жилых; (другая) в длину семь сажен с половиною, поперег шесть сажен; оные поварни крыты тесом».

А в описи лавры 1785 года читается: »от запада (за монастырем) каменная пивоварня и квасоварня, мерою в длину 13 сажен с аршином, поперег 6 сажен с 1/2, покрыты тесом». Из слов князя Щербатова, имевшего свои сведения от митрополита Платона, следует, что Пивной двор уничтожен был между 1789–1791 годами, а в архиве лаврском есть дело 1789 года об устройстве пивоварни под трапезной церковию.

Судя по этому описанию, пивоваренное производство в монастыре было довольно крупным. Сегодня трудно судить, сколько и какого пива варили в монастыре, его варили прежде всего для собственных потребностей.

Пивной двор в прошлом располагался рядом с Пивной башней в стене монастыря. На речке Кончуре́ неподалеку от этой башни была мельница, где мололи солод для пива. Из последней фразы в приведенной цитате следует, что хотя Пивной двор был уничтожен, пивоварня была перенесена и обустроена под Трапезной церковью, то есть уже на территории самого монастыря.

Церковь преподобного Сергия с Трапезной палатой (Трапезная церковь), расположенная на южной стороне монастыря, была сооружена по повелению царей Иоанна и Петра Алексеевичей в 1686–1692 годах. Трапезная палата, площадью более 500 м2, была одним из самых больших помещений своего времени. Она перекрыта сводом без промежуточных опор. Палата предназначалась для торжественных приемов и праздничных трапез. Подробнее о Трапезной палате.

Свою историю надо знать и уважать. Пиво в течение многих веков было традиционным русским напитком, который искусно варили монахи и охотно пили не только священники и монахи, но также монархи, паломники и знать, постоянно посещавшие Троице-Сергиев монастырь. Увы, в настоящее время эта добрая традиция практически утрачена. И над нашим пивом всякие клоуны вроде Жирика насмехаются, как над заграничной отравой. Во всяком случае, мне не доводилось слышать о том, чтобы в современных православных монастырях где-то варили пиво.

А между тем в монастырях и аббатствах Западной Европы варят замечательное пиво, за которым охотятся гурманы и знатоки пивоварения. Монахи сами пьют пиво, и монастыри неплохо зарабатывают на его продаже. Партии монастырского пива обычно невелики, и знатоки и туристы обычно могут отведать такое пиво в тавернах при монастырях. А чтобы купить ящик-другой редкого аббатского пива, нередко надо записываться в очередь и ждать неопределенное время. И цены на некоторые сорта пива в монастырях бывают совсем не шуточными — некоторые сорта монастырского пива стоят не меньше, чем марочное вино. В наше время редкое особенное пиво вполне может быть востребованным экспортным товаром.

Полагаю, что и православные монастыри вполне могли бы оживить забытую традицию пивоварения. Себе на пользу и людям на радость.»

Оригинал статьи можно прочитать в живом журнале  писателя.