Пьер Селис

Пьер Селис — человек легенда

Имя Пьера Селиса известно многим любителям пива. Именно этот человек возродил необыкновенно вкусное бельгийское пшеничное пиво Hoegaarden.

Этот 84-летний, очень бодрый на вид человек, стал легендой при жизни. Он родился 21 марта 1925 года на окраине городка Хугарден (Hoegaarden) в семье молочника, но с ранних лет Пьер помогал на пивоварне. Благо в то время пивоварен в окрестностях было в избытке. В конце 19 века деревушка с населением 2000 человек насчитывала 35 (!) пивоварен. Местные жители утверждают, что пиво здесь варили всегда, но первое упоминание о пивоварении в этом регионе относится к 1318 году.

Хугарден расположен в Восточном Брабанте, в регионе, в котором издавна возделывались пшеница, ячмень и овёс. Пивоварением в Хугардене занимались почти все, и монахи окрестных монастырей, и крестьяне. К 1500 году в Хугардене уже существовала гильдия пивоваров.

Барабантское пиво отличалось от соседних марок своим вкусом и  ингридиентами. Для его приготовления помимо традиционного ячменя использовались пшеница, овёс, различные специи и экзотические фрукты, которые привозили фламандские торговцы. Благодаря необычному вкусу это пиво было популярно и за пределами деревушки.

К сожалению, всему хорошему приходит конец: к началу 20 века пивоварение в этом регионе пришло в упадок, оно не выдержало конкуренции с всё более популярными по всему миру лагерами пльзеньского типа, в частности, с бельгийским же массовым лагером Stella Artois, выпуск которого начался в городе Лювене (Leuven).

Последний пивоваренный завод в Хугардене — «Tomsin» — был закрыт и разрушен в конце 50-х годов. Это печальное событие оплакивали многие жители города, в том числе и Пьер Селис, который подрабатывал на этом заводе в школьные годы.

Очень часто по настоящему великие открытия происходят случайно. Так произошло и в этом случае. Пьер родился в семье молочника и стал сам заниматься поставками молока. Однажды в баре, вспоминая какое замечательное пиво было раньше в Хугардене, Пьер решился сам сварить пшеничное пиво. Первая партия была сварена в домашнем медном котле, используемом в молочном бизнесе. Рецептура пива от «Tomsin» нигде не сохранилась, но Пьер вспомнил, какие ингредиенты использовались во время его работы на пивзаводе. Солод и хмель были доступны, но он добавил ещё молотых семян кориандра и цедру апельсинов кюрасао.

Первое пшеничное пиво Пьера Селиса было принято на ура его друзьями и родственниками, поэтому он решил начать настоящее производство. В 1966 году, он купил оборудование небольшого, на 25 гектолитров, пивоваренного завода в Лимбурге и установил его в конюшне рядом с домом. Это оборудование сохранилось до сих пор. Новое пиво приобретало всё большую популярность и Пьеру пришлось расширять производство. Пивоварня переехала в здание заброшенного лимонадного завода.

С расширением производства, стремительно росла и география популярности замечательного пива. Студенты Лювена буквально влюбились в новое пиво, считая его более вкусным и естественным, чем лагер. Такой же успех ждал его в Антверпене, а затем в соседних Нидерландах и даже во Франции. Пиво выделялось так же и фирменным уникальным тяжёлым восьмигранным бокалом, в которое его наливали. Прототип этого бокала итальянского производства, Пьер случайно нашёл в местном магазине.

Производство росло быстрыми темпами и к 1985 году достигло 300 000 гектолитров. Пьер даже начал экспортировать пиво в Соединённые Штаты, когда пожар разрушил пивоварню. Выплаты по страховке же были существенно меньше, нежели причинённый ущерб. «Мне нужно было 280 млн. бельгийских франков для восстановления, но я получил от страховщиков только 40», говорит он. «Банки мне тоже не помогли, но потом Stella Artois предложила инвестировать средства в обмен на 45 % акций».

Сначала отношения со «Стеллой» были хорошие, но всё изменилось в 1988 году, когда Stella Artois объединилась Piedboeuf», пивоварней, что недалеко от Льежа. Родилось Interbrew. По словам Пьера – «Банкиры подгребли всё под себя». Тот факт, что это были франкоговорящие банкиры ничего не менял.

«Люди пришедшие с Jupille осмотрели пивоварню и начали рассказывать мне, как сделать моё пиво дешевле. Они заявили, что использование высокоплотного пивоварения существенно сократило расходы Jupille и я должен сделать тоже самое», — говорит Пьер. Селис отказался. Высокоплотное пивоварение означает, что варится одно сусло с высокой изначальной плотностью и затем доводится до нужных показателей простым разбавлением водой. Пьер же на сделку с совестью пойти отказался и заявил, что будет придерживаться собственных старых рецептов и способов пивоварения. Поскольку давление на него возрастало, а политика Interbrew сводилась к скупке и закрытию заводов по всей Бельгии, дабы сконцентрировать производство в Лювене и Льеже ( на Jupille), то Пьер решил разорвать отношения с подобными «пивоварами» и выйти на пенсию в 65 лет. Он продал свою долю бельгийскому гиганту.

На этой грустной ноте, казалось бы и должна закончится история пива Hoegaarden, но пшеничным бельгийским пивом заинтересовались американцы и Пьер Селис вновь воспрянул духом. Он решил построить пивоварню в Остине (штат Техас). Новое пиво Celis White сразу же стало популяным в Америке, но его партнёры по бизнесу намеревались быстро вернуть свои инвестиции назад и для того, что бы с ними рассчитаться, он подписал свой второй «договор Фауста». На этот раз с Miller, вторым по величине производителем пива в Америке. «Я производил по 22 000 баррелей пива в год», говорит Пьер. «Но мы быстро скатились до 15 000, как только появился Miller. Они посадили тупую администрацию и мы потеряли и деньги и производство. Они удешевляли производство и ради снижения издержек, прекратили использование чешского хмеля». Пьер опять продал свою долю и вернулся с женой Джульеттой домой, к семье, в родной Хугарден. Miller же, вскорe закрыл завод в Остине…

В след за этим и Interbrew объявило о планах закрытия завода в Хугардене. При этом совсем не учитывалась стабильная популярность пива Hoegaarden. Концерн, к тому времени переименованный в InBev, сообщил о переносе производства пива Hoegaarden в Лювен. В ответ горожане провели ряд демонстраций в защиту завода и пива. Некоторые несли плакаты с надписями на фламандском «Hoegaarden варится только в Hoegaarden».

«Людям в городе трудно было свыкнуться с мыслью, что любимый Hoegaarden здесь больше варится не будет», — говорит Пьер. «Они просили меня снова начать варить пиво, но InBev полностью владеет правами на марку Hoegaarden и контролирует дистрибьюторскую сеть поставок пива в бары и рестораны. Концерн InBev так же начал выпуск нового пива Peeterman в Лювене. А есть ли на рынке место для двух марок белого пива? Как они будут уживаться вместе?».

Белое пиво Пьера Селиса всё же появилось на рынке США. Пьер объединился с Real Ale Brewery. Пивоварня расположена в городе Бланко (штат Техас). Они начали выпуск пива Brussels Grand Cru, т.к. даже под собственным именем Celis, он не имел право выпускать пиво, этой маркой владел Miller. В том, что он стал варить пиво в городе Бланко, есть некая доля иронии. «Бланко» по испански означает «белый».

На этот раз Пьер Селис решил не заключать никаких сделок с пивными монополиями. «Они покупают вас для того, что бы убить. Они банкиры, а не пивовары», — сказал Пьер. Как говорится, небольшое производство, но своё.

Несмотря на то, что Пьеру далеко за восемьдесят, он ещё полон энергии и даже вынашивает планы на новое предприятие. Есть слухи, что Пьер предлагает «техническую помощь» пивоварам, но он это категорически отрицает. Наверное, что бы не злить лишний раз ненасытного монстра AB InBev, который полностью владеет правами на марку Hoegaarden и если узнает о конкуренции, то в туже минуту примчится свора корпоративных юристов.

Миллионы людей во всём мире благодарны этому необыкновенному человеку, за то что он возродил фантастическое пиво Hoegaarden. Неважно то, что сейчас его выпускает концерн AB InBev, главное, что это великое пиво вернулось к людям!

 В статье использованы материалы Украинского Бизнес Ресурса